?

Log in

No account? Create an account
Павел Коренев - Мор

Tags:

Вадим Панов - Кардонийская рулетка

Tags:

Вадим Денисов - "Стратегия:Замок Россия", 4 книги на текущий момент - http://samlib.ru/d/denisow/
Игорь Дравин - серия "Чужак" - http://www.flibusta.net/a/54388

Tags:

Антон Корнилов - серия Рыцари Порога http://www.flibusta.net/a/31953

Tags:

Из последнего прочитанного рекомендую:
1. Серия "Господа из завтра" - http://www.flibusta.net/s/11404
2. Серия "Охотник из тени" - http://www.flibusta.net/sequence/22720 (Антон Демченко)

Tags:

Жил-был старик. У его было три сына: двое умных, третий – дурачок Емеля. Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего не хочет.

Спрашивается – кто у нас обычно ничего не делает? Совершенно верно – руководители (все, что они делают – руками водят). А кого у нас чаще всего подчиненные называют дураками? Правильно, руководителей! Судя по всему, сказка описывает жизненный путь руководителя, который не просто же на печи лежал: он думал, размышлял, фантазировал, короче говоря, творчески рос как менеджер. Попробуйте сами долгое время поваляться на печи – увидите, какая это непростая работа.

Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки давай посылать его:
– Сходи, Емеля, за водой.
А он им с печки:
– Неохота…

Мы правильно угадали – перед нами управленческая сказка. В самом ее начале описывается поучительный пример ошибочной мотивации – с какой стати Емеля должен за водой ходить просто так?

– Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.
– Ну, ладно.
Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра да топор и пошел на речку.

Как видим, невестки нам показали, что только правильная положительная мотивация может быть результативной – Емеля польстился на гостинцы, ради этого почему бы и не сходить за водой? Тем более что по дороге на речку и обратно можно продолжать думать – растить в себе руководителя.

Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, а сам глядит в прорубь.

Очевидно, что перед нами не рядовой будущий управленец – умение концентрированно наблюдать (в данном случае за происходящим в проруби) характеризует Емелю как отличного будущего топ-менеджера. Напомню, что научный менеджмент начался с применения Фредериком Тейлором и Каролем Адамецки в производстве научного метода, а научный метод своим первым шагом предполагает именно глубокое наблюдение.

И увидел Емеля в проруби щуку. Изловчился и ухватил щуку в руку:
– Вот уха будет сладка!
Вдруг щука говорит ему человечьим голосом:
– Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь.

В этом насыщенном событиями эпизоде сказки, мы наблюдаем массу полезного:

- быструю реакцию Емели (а какой хороший руководитель может справиться со своей работой, имея плохую реакцию?);
- целенаправленность действий: Емеля заранее планирует сварить уху из щуки;
- взвешенная спокойная реакция на неординарные внешние события (щука заговорила человеческим голосом, а Емеля, как видим далее, даже глазом не моргнул на такое чудо);
– неспешный выбор лучшего решения вместо импульсивных действий, что опять же положительно характеризует будущего руководителя: Емеля не стал бить по голове умную щуку. Вместо того, чтобы оглушить щуку и отнести ее домой, он решил узнать, какой полезной информацией обладает говорящая щука. Понимание ценности информации налицо – одно из непременнейших качеств высшего руководителя любой организации.

А Емеля смеется:
– На что ты мне пригодишься?.. Нет, понесу тебя домой, велю невесткам уху сварить. Будет уха сладка.

Несомненно, мы наблюдаем успешные деловые переговоры между щукой и Емелей. Более того, Емеля применяет в деловых переговорах с щукой технику продаж СПИН (открытие которой необоснованно приписывается американскому специалисту Нилу Рекхэму) – он «закошмаривает» щуку. А именно: он рассказывает щуке о весьма неблагоприятных для нее последствиях (из щуки сварят уху), если щука не поделится важнейшей, какая только есть у нее, информацией.

Щука взмолилась опять:
– Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю все, что ни пожелаешь.
– Ладно, только покажи сначала, что не обманываешь меня, тогда отпущу.

Как видим, в деловых переговорах партнеров самым важным является доверие между сторонами. Емеля просит представить действенные аргументы, только после этого он готов доверять щуке.

Щука его спрашивает:
– Емеля, Емеля, скажи, чего ты сейчас хочешь?
– Хочу, чтобы ведра сами пошли домой и вода бы не расплескалась…

В этом гениальном отрывке народной мудрости мы видим, что Емеля интуитивно глубоко понимает сущность современного управления. Центральной частью менеджмента является процесс делегирования. Он просит научить щуку, помочь ему грамотно выполнить процесс делегирования, в данном случае он планирует дать задание ведрам – чтобы шли сами домой.

Щука ему говорит:
– Запомни мои слова: когда что тебе захочется – скажи только: «По щучьему веленью, по моему хотенью».

«По щучьему веленью», - дает рекомендацию щука (которая, как мы уже можем догадаться, является одним из первых консультантов по управлению). «По моему хотению», - как видим, в этой знаменательной фразе раскрывается глубинная сущность делегирования: руководитель не просто дает задание, он готов, более того, подчеркнем, он хочет передать важное задание своим подчиненным. А как часто руководители ограничивают делегирование своих задач подчиненным именно потому, что они боятся, что окружающие могут увидеть, что подчиненные легко справляются со сложным заданием, с которым до этого занимался единолично только сам руководитель.

Емеля и говорит:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – ступайте, ведра, сами домой…
Только сказал – ведра сами и пошли в гору. Емеля пустил щуку в прорубь, а сам пошел за ведрами.

Процесс делегирования был осуществлен весьма успешно. При этом следует подчеркнуть, что условия договора Емеля выполнил безукоризненно – отпустил щуку, управленческая консультация которой стоила того.

Идут ведра по деревне, народ дивится, а Емеля идет сзади, посмеивается… Зашли ведра в избу и сами стали на лавку, а Емеля полез на печь.

Народ, как видим в сказке, описывается чисто русский, привыкший везти натуральное хозяйство – все-то он делает сам. Именно потому народ в сказке и дивится на выполненное Емелей успешное делегирование. Да и сейчас, уважаемые руководители, вы сильно удивитесь, когда делегировав часть своих текущих дел, увидите, что подчиненные успешно справятся с большинством задач, с которыми вы не можете никак расстаться – все-то вы делаете сами.

Следует особо отметить, что при делегировании Емеля обозначил ведрам только конечную цель («ступайте ведра сами домой»). Он не давал никаких указаний – какой дорогой идти, что делать, когда ведра придут домой. То есть, в отличие от множества слабых руководителей, Емеля обозначил только цель, а средства ведра определяли для себя сами. А как много современных руководителей не только досконально описывают задачу, но затем еще подробно описывают, как именно нужно ее решать.
Спрашивается, кто тогда виноват, что задача не выполнена, если начальник не только определил цель, но и средства достижения этой цели? Вопрос риторический. Ведра же не только успешно справились с порученной им Емелей задачей, но и проявили инициативу – сами стали на лавку. Вот что происходит, когда вы даете своим подчиненным свободу для проявления инициативы.

Прошло много ли, мало ли времени – невестки говорят ему:
– Емеля, что ты лежишь? Пошел бы дров нарубил.
– Неохота…

История повторяется специально для назидания читателя-управленца – без личной мотивации никто ничего делать не будет.

– Не нарубишь дров, братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.

Как видим, привычка правильно мотивировать формируется не за один раз, но, наконец, мотивация Емели со стороны невесток снова оказалась успешной.

Емеле неохота слезать с печи. Вспомнил он про щуку и потихоньку говорит:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – поди, топор, наколи дров, а дрова сами в избу ступайте и в печь кладитесь… Топор выскочил из-под лавки – и на двор, и давай дрова колоть, а дрова сами в избу идут и в печь лезут.

Обратите внимание: хотя автор сказки в самом начале называет Емелю дурачком, на дурака он совсем не похож. Смотрите, для того чтобы нарубить дрова, он делегирует задания не ведрам, которые уже успешно справились с первым заданием, а топору – имеющему большие способности, чем кто-либо, к колке дров. Если сравнить с ситуацией на современных предприятиях, то мы часто видим, что неумелые руководители дают задания своим подчиненным не по способностям, а потому что конкретные подчиненные до этого успешно справлялись с предыдущими заданиями. А ведь разные задания требует разных способностей! В результате работа распределяется неравномерно между членами организации – одни и те же люди тащат большую часть воза тяжелой работы, а остальные валяют дурака.

Много ли, мало ли времени прошло, невестки опять говорят:
– Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес, наруби.
А он им с печки:
– Да вы-то на что?
– Как – мы на что?.. Разве наше дело в лес за дровами ездить?
– Мне неохота…
– Ну, не будет тебе подарков.

Мы видим, как постепенно сформировалась правильная привычка мотивировать (здесь Емеля мотивируется к труду невестками). Практически сразу Емеле обещаются подарки и он быстро соглашается поработать.

Делать нечего. Слез Емеля с печи, обулся, оделся. Взял веревку и топор, вышел во двор и сел в сани:
– Бабы, отворяйте ворота!
Невестки ему говорят:
– Что ж ты, дурень, сел в сани, а лошадь не запряг?
– Не надо мне лошади.
Невестки отворили ворота, а Емеля говорит потихоньку:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – ступайте, сани, в лес… Сани сами и поехали в ворота, да так быстро – на лошади не догнать.

Отметим, что по мере расширения круга задач, которые приходится решать Емеле, он увеличивает и штат своих подчиненных. К ведрам и топору добавляются сани. Отказ от лошади, скорее всего, показывает, что Емеля уже в давнее время применял современную технику управления «бережливое производство» – использование минимального количества ресурсов и инструментов для решения трудоемкой задачи.

А в лес-то пришлось ехать через город, и тут он много народу помял, подавил. Народ кричит: «Держи его! Лови его!». А он, знай, сани погоняет.

Судя по всему, по дороге в лес Емеле встречались и малоскоростные участки дороги, и перекрестки, но на них в то время еще не ставили ни дорожных знаков об ограничении скорости, ни светофоров. Откуда следует, что Емеля правил дорожного движения не нарушал – ни о светофорах, ни о «зебре» в местах переходов для пешеходов в сказке ничего не говорится.

Следует подметить еще один важный момент эффективного делегирования, выполненный Емелей. Емеля ведь не сказал топору: «Наруби дров в погребе!» Он прекрасно понимает, что для успешного решения любой задачи мало дать задание. Нужно еще выделить необходимые в нужном объеме для выполнения задания ресурсы. Именно по этой причине он вместе со своей командой работников отправился в лес (там деревьев вполне достаточно), где можно было решить поставленную задачу по заготовке дров. При этом, как видим, чисто управленческую задачу по координации работы необычных подчиненных Емеля оставляет за собой:

Приехал в лес:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – топор, наруби дровишек посуше, а вы, дровишки, сами валитесь в сани, сами вяжитесь…

В этом месте следует особо выделить ключевую фразу «сами вяжитесь», которую Емеля обращает к дровишкам – к новой достаточно большой группе своих необычных подчиненных. В теории менеджмента не умолкают споры – можно ли делегировать не только задачу и ресурсы для ее выполнения, но и ответственность. Емеля однозначно присоединяется к той группе ученых в сфере менеджмента, кто полагает, что делегировать ответственность нельзя: подчиненные сами должны принимать решение о том, чтобы взять на себя ответственность за решение задачи. Результат правильного делегирования налицо:

Топор начал рубить, колоть сухие дрова, а дровишки сами в сани валятся и веревкой вяжутся. Потом Емеля велел топору вырубить себе дубинку – такую, чтобы насилу поднять. Сел на воз: – По щучьему веленью, По моему хотенью – Поезжайте, сани, домой…

Отметим, к слову, что при заготовке дров Емеля применяет два вида производства: массовое – когда идет заготовка однотипных дров, и мелкосерийное, даже единичное – когда дает топору задание вырубить себе дубинку – еще одного полезного помощника.

Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по тому городу, где давеча помял, подавил много народу, а там его уж дожидаются. Ухватили Емелю и тащат с возу, ругают и бьют. Видит он, что плохо дело, и потихоньку:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – ну-ка, дубинка, обломай им бока… Дубинка выскочила – и давай колотить. Народ кинулся прочь, а Емеля приехал домой и залез на печь.

В этом особом месте Емеля интуитивно применяет теорию сравнительных преимуществ Давида Рикордо. Напомню суть этой теории на примере Дубинки Емели. Понятное дело, что Емеля мог бы сам за себя заступиться – много сил скопил, лежа на печи. Но он делегирует соответствующее задание своей Дубинке (новому сотруднику). Вспомним, что на Руси прозвище Дубина дают очень глупому человеку. Но и от Дубины может быть толк, если Дубина будет делать то, что делает лучше всего, обмениваясь своими услугами с продуктами другой стороны (напомню, что у Рикардо обмен рассматривается между разными странами). Как увидим далее, Дубинку Емеля с работы не уволил, то есть заботился о ней (кстати, с использованием топора помог развить ей лучшие производительные качества в своем деле). И Дубинка продолжала ему служить верой и правдой и далее.

Долго ли, коротко ли – услышал царь об Емелиных проделках и посылает за ним офицера – его найти и привезти во дворец. Приезжает офицер в ту деревню, входит в ту избу, где Емеля живет, и спрашивает:
– Ты дурак Емеля?
А он с печки:
– А тебе на что?
– Одевайся скорее, я повезу тебя к царю.
– А мне неохота…
Рассердился офицер и ударил его по щеке.
А Емеля говорит потихоньку:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – дубинка, обломай ему бока…
Дубинка выскочила – и давай колотить офицера. Насилу он ноги унес.

Тут мы видим явное повышение по службе нового подчиненного – Дубинки (не грех лишний раз напомнить уважаемому читателю, что на Руси дубинка выполняла много полезных функций, одна из главных – использование дубинки, чтобы получатель быстро набирался ума-разуму). Если в предыдущем фрагменте сказки Дубинка оказывала своеобразные услуги физическим лицам (то есть мы имеем дело с ситуацией В2С). То когда благодаря ей ума-разуму набирается царский офицер, в качестве главного клиента дубинки выступает уже государство (услуги В2G), государство представлено в сказке в лице этого офицера.

Царь удивился, что его офицер не мог справиться с Емелей, и посылает своего самого набольшего вельможу:
– Привези ко мне во дворец дурака Емелю, а то голову с плеч сниму. Накупил набольший вельможа изюму, черносливу, пряников, приехал в ту деревню, вошел в ту избу и стал спрашивать у невесток, что любит Емеля.
– Наш Емеля любит, когда его ласково попросят да красный кафтан посулят, – тогда он все сделает, что ни попросишь.
Набольший вельможа дал Емеле изюму, черносливу, пряников и говорит:
– Емеля, Емеля, что ты лежишь на печи? Поедем к царю.
– Мне и тут тепло…
– Емеля, Емеля, у царя тебя будут хорошо кормить-поить, – пожалуйста, поедем.
– А мне неохота…
– Емеля, Емеля, царь тебе красный кафтан подарит, шапку и сапоги.
Емеля подумал-подумал:
– Ну, ладно, ступай ты вперед, а я за тобой вслед буду.

Редкий случай, когда среди чиновников встречаются грамотные управленцы. Но здесь мы наблюдаем приятное исключение. Набольший вельможа грамотно ведет деловые переговоры с Емелей. Прежде чем делать свое предложение, он проводит маркетинговое исследование – узнает потребности второго участника переговоров, Емели. Результат налицо – Емеля соглашается на деловое предложение.

Уехал вельможа, а Емеля полежал еще и говорит:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – ну-ка, печь, поезжай к царю…
Тут в избе углы затрещали, крыша зашаталась, стена вылетела, и печь сама пошла по улице, по дороге, прямо к царю.

При разборе этой части сказки мнения разных ученых в основном сходятся. Будучи сторонниками инновационного развития нашей страны, все они полагают, что здесь мы видим первые ростки инноваций на Руси. Расхождение мнений наблюдается только в деталях. Одни ученые полагают, что в данном эпизоде сказки речь идет не просто о передвижении Емели к царю, но о транспортном средстве с подогревом салона (хотя автомобилей в то время еще не было). Пусть подогрев пока еще примитивный – средство передвижения Емели подогревается обычными дровами. Другие же считают, что мы имеем здесь очевидный прообраз мобильного офиса: все деловые переговоры с меняющимися партнерами Емеля ведет прямо со своей печи, а уж в общении с царем этот своеобразный передвижной офис показал, без сомнения, высокую мобильность.

Царь глядит в окно, дивится:
– Это что за чудо?
Набольший вельможа ему отвечает:
– А это Емеля на печи к тебе едет.
Вышел царь на крыльцо:
– Что-то, Емеля, на тебя много жалоб! Ты много народу подавил.
– А зачем они под сани лезли?

Как видим, даже мудрому царю трудно дискутировать с умным человеком: Емеля прав – каждый должен заниматься своей работой. Он – лежать на печи, а царские помощники (в то время боярская дума) должны писать законы, в частности своевременно подготовить правила дорожного движения (ПДД), чтобы не было накладок с проездом по нашим трудным дорогам. Из-за отсутствия ПДД на момент обсуждаемых ДТП с участием транспортного средства Емели претензий к нему царь предъявить не смог.

В это время в окно на него глядела царская дочь – Марья-царевна. Емеля увидал ее в окошке и говорит потихоньку:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – пускай царская дочь меня полюбит…

Автор сказки лишний раз напоминает нам, что все в мире делается ради любви, даже бизнес.

И сказал еще:
– Ступай, печь, домой…
Печь повернулась и пошла домой, зашла в избу и стала на прежнее место. Емеля опять лежит-полеживает.
А у царя во дворце крик да слезы. Марья-царевна по Емеле скучает, не может жить без него, просит отца, чтобы выдал он ее за Емелю замуж.

Легко понять и Марью-царевну – какой женщине не понравится такой харизматичный перспективный менеджер, как Емеля – все подчиненные исполняют его приказания без задержек.

Тут царь забедовал, затужил и говорит опять набольшему вельможе:
– Ступай, приведи ко мне Емелю живого или мертвого, а то голову с плеч сниму.
Накупил набольший вельможа вин сладких да разных закусок, поехал в ту деревню, вошел в ту избу и начал Емелю потчевать.
Емеля напился, наелся, захмелел и лег спать. А вельможа положил его в повозку и повез к царю.

Каждому приходится проходить в нашей жизни не только через огонь и воду, но и самое трудное испытание – медные трубы. Простим и мы малую слабость главного героя сказки.

Царь тотчас велел прикатить большую бочку с железными обручами. В нее посадили Емелю и Марью-царевну, засмолили и бочку в море бросили.

Здесь, судя по всему, речь идет не о том, что царь против союза дочери с Емелей. Просто описываемый в сказке царь достаточно продвинутый, и считает, что лучше не полцарства отдать Емеле, что сделает того ленивым барчуком, а дать ему возможность самостоятельно пробиться в жизни – так делает сегодня достаточно много здравомыслящих бизнесменов в отношении к своим детям. А бочка, судя по всему, олицетворяет здесь малый бизнес, которым Емеля занялся вместе с Марьей-царевной (не смерти же хотел царь своей любимой дочери, замуровывая ее с Емелей в бочку). При этом, как видим, царь не считает необходимым наличия штампа в паспорте – позволяя молодым жить совместно (пусть в тесноте) без соответствующей регистрации брака.

Долго ли, коротко ли – проснулся Емеля, видит – темно, тесно:
– Где же это я?
А ему отвечают:
– Скучно и тошно, Емелюшка! Нас в бочку засмолили, бросили в синее море.
– А ты кто?
– Я – Марья-царевна.
Емеля говорит:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – ветры буйные, выкатите бочку на сухой берег, на желтый песок…Ветры буйные подули. Море взволновалось, бочку выкинуло на сухой берег, на желтый песок. Емеля и Марья-царевна вышли из нее.
– Емелюшка, где же мы будем жить? Построй какую ни на есть избушку.
– А мне неохота…
Тут она стала его еще пуще просить, он и говорит:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – выстройся, каменный дворец с золотой крышей…
Только он сказал – появился каменный дворец с золотой крышей. Кругом – зеленый сад: цветы цветут и птицы поют.

Здесь, судя по всему, мы имеем прием, который автор сказки использовал (для увеличения динамики повествования) задолго до появления современного кинематографа – применил монтаж: малый бизнес (бочка) мгновенно (с помощью монтажа) превратился в большой бизнес – дворец.

Марья-царевна с Емелей вошли во дворец, сели у окошечка.
– Емелюшка, а нельзя тебе красавчиком стать?
Тут Емеля недолго думал:
– По щучьему веленью, по моему хотенью – стать мне добрым молодцем, писаным красавцем… И стал Емеля таким, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

То, что Емеля занялся фитнесом (что мы видим после применения второго монтажа автора сказки), также говорит в пользу нашей версии, что Емеля жил в ногу с нашим с вами временем – временем усиленной борьбы с лишним весом, тренажеров на печи у Емели не было.

А в ту пору царь ехал на охоту и видит – стоит дворец, где раньше ничего не было.
– Это что за невежа без моего дозволения на моей земле дворец поставил? И послал узнать-спросить: «Кто такие?».
Послы побежали, стали под окошком, спрашивают. Емеля им отвечает:
– Просите царя ко мне в гости, я сам ему скажу.
Царь приехал к нему в гости. Емеля его встречает, ведет во дворец, сажает за стол. Начинают они пировать. Царь ест, пьет и не надивится:
– Кто же ты такой, добрый молодец?
– А помнишь дурачка Емелю – как приезжал к тебе на печи, а ты велел его со своей дочерью в бочку засмолить, в море бросить? Я – тот самый Емеля. Захочу – все твое царство пожгу и разорю. Царь сильно испугался, стал прощенья просить.

Автор сказки здесь даже опередил наше время, показав, как правильно должны развиваться отношения бизнеса (в лице успешного Емели) и государства (в лице разумного царя): государство не должно вмешиваться в дела бизнеса, выполняя свои функции создания оптимальных условий для развития рынка и бизнеса. Царь, очевидно, погорячился, не дав Емеле приданое за Марьей-царевной – начального капитала для более быстрого развития их семейного бизнеса.

– Женись на моей дочери, Емелюшка, бери мое царство, только не губи меня! Тут устроили пир на весь мир. Емеля женился на Марье-царевне и стал править царством. Тут и сказке конец, а кто слушал – молодец.

Царь в сказке, как видим, действительно продвинутый – считает нормальным жениться после некоторого времени совместной жизни молодых.

Ну а мы, прощаясь с героями сказки, пожелаем успеха уважаемым топ-менеджерам: «Берите пример с героя сказки – Емели! Смело и эффективно делегируйте задания своим подчиненным, и у вас все обязательно получится!»
1. Вылезайте из своей зоны комфорта и держитесь от неё подальше.

Когда мы находимся в своей зоне комфорта, не происходит ничего, что имело бы значение. Люди часто говорят: «Мне важна стабильность». Мой ответ на это прост: «Стабильность для мертвецов».



2. Никогда не сдавайтесь. С первой попытки почти никогда и ничего не получается. Если то, что вы делаете, не работает, это не значит, что так будет и дальше. Это значит всего лишь то, что вы выбрали неправильный подход. Если бы это было просто, этим бы занимались абсолютно все, и у вас не было бы шанса отличиться.



3. Если вы готовы сдаться, значит вы куда ближе к успеху, чем предполагаете.

Есть старая китайская поговорка, которую я просто обожаю. Вот она: «Искушение сдаться будет особенно сильным незадолго до победы».



4. Что касается всех тех вещей, которые вас беспокоят: заранее смиритесь с худшим, что может произойти, причём постарайтесь в подробностях понять, как именно это худшее может выглядеть.

«Самые плохие» последствия едва ли бывают хуже последствий «неопределенных». Когда я из кожи вон лез, пытаясь запустить Parsons Technology, мой отец мне частенько говорил: «Роберт, если у тебя ничего не получится, тебя за это никто не съест».



5. Сконцентрируйтесь на ваших желаниях.

Запомните эту старую поговорку: «Мысли материальны».



6. Берите на себя ровно столько работы, сколько можете сделать за один день.

Неважно, насколько сложна ситуация, вы всё равно сможете из неё выкарабкаться, если не будете пытаться заглянуть слишком далеко в будущее и обратитесь к настоящему. Любую проблему можно решить, если заниматься ей ровно в том объеме, с которым можно справиться за день.



7. Всегда двигайтесь вперёд.

Никогда не прекращайте развиваться. Никогда не прекращайте совершенствоваться. Никогда не прекращайте заниматься чем-нибудь новым. В тот момент, когда вы перестанете пытаться сделать своё дело лучше, оно начинает погибать. Поставьте себе цель становиться лучше каждый день, пусть даже в чем-то малом. Руководствуйтесь японской концепцией кайдзен: небольшие ежедневные улучшения в результате приводят к большому успеху.



8. Принимайте решения быстро.

Запомните слова генерала Джорджа Паттона: «Молниеносно выполненный план сегодня в тысячу раз лучше идеального плана на завтра».



9. Измеряйте всё, что для вас значимо.

Клянусь, это работает. Всё, что постоянно учитывается, измеряется и наблюдается, становится лучше.



10. Все, что оставлено без присмотра, разрушается.

Если вы хотите отыскать еще неизвестные вам проблемы, тщательно присмотритесь к вещам, на которые давно не обращали внимания. Я вам гарантирую, что именно там и окажутся проблемы.



11. Следите за своими конкурентами, но еще внимательнее следите за собственным делом.

Когда вы изучаете своих конкурентов, помните, что издалека всё кажется идеальным. Даже планета Земля, если достаточно далеко от неё отлететь, выглядит как мирное место.



12. Никогда и никому не давайте себя запугать.

В нашем правовом обществе, в условиях равенства, у вас столько же прав заниматься своим делом, сколько и у всех остальных — при условии, конечно, что ваше дело не противозаконно.



13. Не ждите от жизни справедливости.

Жизнь несправедлива. Поблажки будут, только если вы сами себе их устроите. Вы достигнете цели только тогда, когда перестанете размышлять о справедливости.



14. Решайте сами свои проблемы.

Как только вы сможете сами находить ответы на свои вопросы, вы станете конкурентоспособны. Масура Ибука, один из основателей Sony, сформулировал это правило наилучшим образом: «Вы никогда не добьётесь успеха в науке, бизнесе или чём-либо другом, если будете следовать за остальными». Есть еще старая восточная пословица, которую я часто вспоминаю по этому поводу. Вот она: «Мудрый человек — сам себе советник».



15. Не судите себя слишком строго.

Расслабьтесь. Довольно часто (как минимум в половине случаев) своим успехом мы обязаны чистому везению. Никто из нас не управляет своей жизнью в той мере, в какой нам кажется.



16. Всегда есть повод улыбаться.

Найдите этот повод. В конце концов, вы уже везунчик, раз вы живы. Жизнь коротка. Я всё больше и больше согласен со своим младшим братом. Он всегда напоминает мне: «Важно прожить жизнь не долго, а весело».
Друзья, хочу поздравить Вас всех с наступающим Новым Годом!!!
Спасибо Вам за то, что Вы есть!!! Спасибо Вам за то, что вы делаете!!!
И передайте мои извинения своим семьям за что, что вы проводите с ними меньше времени, чем хотели бы.

Так уж повелось, что в декабре завершается первая половина финансового года и последние дни перед праздниками самые сумасшедшие.
Вот уже шесть лет я всегда сажусь за стол и начинаю подводить итоги прошедшего года.
И вот уже шесть лет я каждый раз делаю вывод, что многое было сделано и как много еще предстоит.
Но следующий год обязательно будет лучше. И, что самое интересное, это действительно так и есть.
И я каждый раз делаю вывод, что я счастлив от того, чем я занимаюсь и кто меня окружает.

Я бы хотел вам также пожелать счастья в Новом Году, а также радости как можно чаще!!!

Я достаточно давно читал очень хорошую книгу, где есть фрагмент, который хотел бы процитировать по этому поводу:


– Антуан… – тихонько позвал я. – У тебя случалось такое, что ты стремишься к какой-то цели, преодолеваешь препятствия, но когда добиваешься своего – радости не испытываешь?
– А кто сказал, что в конце пути будет радость? – Антуан достал из кармана платок, стал аккуратно завязывать на голове, прикрывая от солнца лысину.
– Но если стремишься к чему-то – значит, хочешь хорошего. Разве не так?
– Всю жизнь я мечтал летать, – ответил Антуан. – Это мое счастье, но не радость. Радость – глоток воды в жаркий день, уютное кресло вечером после тяжелой работы, долгая беседа, когда ты истосковался по умному собеседнику. Счастье – совсем другое. Путешественник счастлив, поднявшись на высокую гору. Но он не радуется, он знает, что ему предстоит долгий и тяжкий обратный путь. Радость – это итог. Счастье – это путь.
– Я не о том, Антуан! Бывало так, что ты сделал все, как хотелось, но понимал – это неправильно?
– Вот ты о чем… – Антуан окинул меня насмешливым взглядом. – Чтобы добиться чего-либо, человек должен захотеть. Небо жило в моих мечтах задолго до того, как я впервые сел в планёр. Я грезил небом, парил над облаками, птицы летели рядом со мной, а друзья махали руками с земли – крошечные, будто песчинки на морском берегу. Я еще не летел, но я уже был в небе. Крылья росли во мне. Мой первый полет стал счастьем, но не радостью. Продолжением корней, стеблем, поднявшимся к небу. И так во всем, Ильмар. Ты выбираешь путь. Строишь свой корабль, сеешь хлеб, видишь лицо любимой, говоришь с друзьями – вначале в своей душе. Ты еще не понимаешь, что тянет тебя вдаль. Но где-то в твоей душе плотники строят будущий дом, а друзья говорят несказанные слова. Зерно не знает, что ему суждено стать стеблем. Даже в зерне живет цель, но из тернового зерна вырастает лишь терн, а из зернышка кедра – кедр. Человек же все решает сам. Он думает, что строит дом, а он всего-то строит себя! Он думает, что добивается успеха, а он лишь заставляет сорняк превратиться в хлебный колос. Но если ты никогда не видел колоса – как ты отличишь его от пустой травы? Я знал человека, он строил дом. Он жил в маленькой деревне, честно и тяжко трудился, но однажды нежданное наследство дало ему возможность осуществить свою мечту. «Я построю дом, который будет лучшим домом под солнцем!» – сказал он. И он строил дом, оглядываясь на окрестные хижины. Огромный дом из лучшего дерева, с самым крепким тростником на крыше, с самыми большими окнами, затянутыми слюдой, с самым большим и теплым отхожим местом во дворе. Соседи в восхищении смотрели на него, не понимая, что он построил всего лишь большую хижину. Я был у него в гостях, сидел за его столом и думал лишь одно – только бы хозяин не решил посетить город! Ведь тогда он поймет, что стены строят из камня, крышу кроют черепицей, в окна вставляют стекла. Он оглянется на построенный дом – и поймет, что это лишь хижина. «Есть ли такие дома в городе?» – спросил он меня. В глазах его было беспокойство. И я ответил «нет». Но потом я узнал, что он все-таки поехал в город…

Я не спрашивал, что стало со строителем – если он был на самом деле, если Антуан не выдумал его в один миг, отвечая на мой вопрос. Но Антуан, помолчав, продолжил:

– Когда человек ставит неслыханную цель – он всегда рискует ошибиться. Ему не с чем сравнивать. Он может не понять того голоса, что звучал в нем. Голоса духа, оплодотворяющего разум. Так и строитель из безвестной деревни: он хотел стать кедром, но стал лишь терном. Стремился к большему, чем мог сделать. Но разве его труд был напрасен? Если кто-то другой захочет возвести дом – он уже не примется строить большую хижину. Он спустится с диких гор, пройдет шумными городами. И вернувшись домой, вначале заложит фундамент из камня.

– Трудно строить из камня, Антуан.

– Строить всегда трудно, – сказал он. – Когда ты голоден и тебе нужно поле, ты выжигаешь лес. Становишься огнем – и вековые деревья вмиг превращаются в золу. Но наступает день, когда ты понимаешь – тебе нужны деревья. Строить дом, топить очаг, укрываться от зноя. И ты сажаешь лес. День за днем, год за годом. Зная, что при твоей жизни лес не поднимется. У тебя есть цель, но ты ее никогда не достигнешь. Ты можешь думать лишь о тех, кто придет за тобой. Становишься одним целым со всем миром, с прошлым и будущим. Ты отказываешься от радости ради счастья. Ильмар, ты замечал, как часто мы путаем радость и счастье? Говорим об одном, а хотим совсем другого. Мать гордо говорит, что ребенок – ее главная радость, а сама выплакивает глаза у колыбели, когда младенец болеет; ругает дитя, когда оно шалит; сокрушается, когда ее чадо вырастает и перестает слушаться. А ведь ребенок не радость, а счастье! Поэт говорит, что стихосложение – его радость, а сам не спит ночами, ища единственное нужное слово; курит гашиш, потеряв вдохновение; мечется от женщины к женщине, пытаясь понять, что же такое любовь. А ведь написать строки, которые переживут века, – это тоже не радость, это всего лишь счастье! Садовник в своем саду, живописец у полотна, моряк у штурвала – это вовсе не радость! И человек мечется, не понимая, где же грезившаяся ему радость. Боясь понять, что счастье не равноценно радости. Что нельзя их путать, как нельзя путать Слово, владеющее мертвым, и слово, что говорят живым!
Я споткнулся и схватился за Антуана, чтобы не упасть.

– Совсем я тебя уморил? – спросил летун.
– Нет, Антуан.
Я боялся посмотреть ему в глаза. Оторвать взгляд от пыльной дороги, которой, быть может, ступал и сам Искупитель.
– На меня порой находит. – Антуан засмеялся. – Наш добрый лекарь уже полвека насмешничает над страстью вещать, но, видно, это неистребимо.
– Спасибо тебе, – сказал я.
Маркус, чей ослик трусил впереди, оглянулся.
Мальчик, желающий счастья для всех, ободряюще кивнул нам.
Я улыбнулся ему в ответ.
А потом огляделся – будто впервые. Будто шел до того с завязанными глазами, как в каменных катакомбах Урбиса перед встречей с Пасынком Божьим.
Прозрачная голубизна – шатер неба над головой. Колышущееся марево – недостижимый горизонт перед глазами. Сухая холмистая равнина, пыльная дорога – под ногами.
Тысячи лет.
Люди, тянущие плуг. Люди, строящие дома. Люди, растящие детей.
Люди, несущие меч. Люди, жгущие города. Люди, ведущие рабов.
Что нам надо – радости или счастья?